Поиск по этому блогу

Гуманитарии Адыгеи в рассмотрении общеэтнической проблематики

Тематика отечественных художественных произведений середины прошлого века разнообразна, однако одной из наиболее распространенных можно считать тему посвящения тяжелому и смутному времени – годам Великой Отечественной войны, ставшим судьбой нескольких поколений, живших только ради победы, ради того, чтобы вновь засияло над их родной землей мирное солнце, что оказалось в их силах. А в их силах было многое, потому что они свято верили в победу и всем сердцем, всей душой жаждали ее. 
Так и фронтовик В.П.Некрасов не стал обходить этой темы в своем творчестве, он поднял в повести «В окопах Сталинграда» (1946) сложные вопросы войны и мира, предательства и патриотизма, трусости и мужества. Небольшая по объему повесть вместила в себя годы войны с их тяготами, лишениями и страданиями. Причем именно мысль о том, что данная повесть предопределила впоследствии идейно-художественное развитие ряда отечественных и северокавказских авторов является зачином рецензируемой монографии Белой Н.С. «Опыт В.Некрасова и концепция войны в современной отечественной прозе» (Майкоп, 2010). В связи со сказанным следует отметить актуальность и новизну темы представленного исследования, которая аргументированно обозначается автором во введении. Именно на данном аспекте автор и строит свое изложение, постоянно и неизменно проводя параллели между анализируемым материалом и некрасовской традицией. Внимательно и тщательно отыскивая в современной отечественной прозе все необходимые атрибуты «военного» сюжета (как то патриотизм, предательство, подвиг), Н.С.Белая справедливо выделяет ту лирическую искренность отношений, ту искренность, которой отличались взаимоотношения людей в те трудные годы, делая лиризм отдельной, постоянно подчеркиваемой графой исследования. Аргументированным подтверждением сказанному во второй главе монографии выступает анализируемое автором творчество адыгских и северокавказских писателей, создавших еще в 40-х годах повести, явившиеся одними из первых произведений жанра лирической прозы в северокавказской литературе (А.Евтых «Мой старший брат», 1940). Окружающий мир глазами одиннадцатилетнего ребенка – творческая удача адыгского писателя и, фактически, открытие для северокавказской прозы периода Великой Отечественной войны, что и подчеркивает в своей работе Н.С.Белая.
Заслугой Н.С.Белой является производимый во второй главе детальный анализ произведений, приближенных к военной тематике как в отечественной, так и в северокавказской литературе, рассматриваемых на фоне подробного рассмотрения в первой главе «окопной правды» В.П.Некрасова. Причем делает она это в контексте отражения в них ситуаций духовно-нравственного становления участника военных событий и неизбежно связанных с ними социально-психологических изменений, происходящих в личности и в судьбе человека. Проводя в этом ключе параллели с произведениями других национальных писателей, касавшихся в своем творчестве подобных мотивов, автор акцентирует внимание на повестях А.Евтыха, П.Кошубаева, Х.Ашинова, С.Панеша, М.Батчаева, Г.Братова, С.Капаева, З.Толгурова и др., подчеркивая общность художественных идей названных писателей. Действительно, к примеру, в повестях П.К.Кошубаева («Звонкая сталь Асланбека», 1974) достаточно активна мысль о бесконечности всего сущего, о том, что, несмотря на страшные потери и ужасающие лишения, которые принесла война, жизнь продолжается, и есть смысл жить дальше. Либо подробно анализируемая Н.С.Белой повесть А.Теппеева «Дорога в девять дней» (1983) позволяет читателю постепенно, по мере развития действия  охарактеризовать моральные ориентиры каждого из троих героев и расставить нравственные акценты в этих характеристиках (на основании максимально и в полном объеме переданных воспоминаний, рассуждений, переживаний и реакций каждого из героев на происходящие в повести события). Таким образом, читателю удается определиться с картиной моральных приоритетов персонажей, и, вследствие этого, у него постепенно зарождаются симпатии, остающиеся на стороне, как выясняется, явно положительного героя – Мамая. Разочарование же в одном из персонажей повести наступает после знакомства с мыслями и чувствами Бекира, впоследствии оказавшегося предателем и трусом. Причем одновременно анализ непосредственно произведений удачно сопровождается обозрением обсуждений, состоявшихся и долгое время продолжавшихся на страницах периодических и печатных изданий после выхода в свет анализируемых произведений. Приведение различных, порой диаметральных оценок и точек зрения критиков на творчество обсуждаемых авторов придает дальнейшему литературоведческому анализу значительную объективность и беспристрастность. Подобная установка предполагает и обязывает ведущую исследование Н.С.Белую в случае несогласия непосредственно вступать в обсуждение или даже в спор с цитируемыми авторами. В целом, выводы и положения, выдвинутые автором, аргументируются большим фактическим материалом, что дает основания считать монографию Н.С.Белой «Опыт В.Некрасова и концепция войны в современной отечественной прозе» системным, квалифицированным научным трудом, успешно разрешающим поставленную проблему анализа отечественной прозы ХХ в.
Далее, вышедшую в текущем сезоне монографию к.филол.н., старшего научного сотрудника АРИГИ З.Р.Жачемук «Cатирэмрэ юморымрэ янэшанэхэр адыгэ 1оры1уатэмрэ литературэмрэ зэрахэлъхэр» (= «Сатирические и юмористические свойства, присущие литературе адыгских авторов»)» (Майкоп, 2012, на адыг.яз.).Представленная монография довольно скрупулезно и основательно рассматривает существующие в национальной адыгской литературе линии сатирического и юмористического расположения. Не упускает из внимания автор и теоретическую изученность данной темы: применяемые ею солидные теоретическая и методологическая базы, охватывающие труды кавказоведов, нартоведов, лингвистов, культурологов, литературоведов и группы иных профессионалов обусловила беспристрастный и справедливый доступ к исполнению высказанной цели и содействовала решению назначенных задач. Содержательным стержнем представленного изложения можно обозначить доминирующую струю, изливающуюся из сосредоточенного в первой же главе понятийного определения сатирического в искусстве и обусловленных, неизменно насыщенных ею жанров. В частности, прослеживая данный приоритет уже в обязательном для адыгской культуры нартском эпосе, автор не обходит вниманием и разнообразные народные сказания, стихосложения и песнопения, также активно изобиловавшие юмористическими приемами. Основываясь в собственном рассмотрении на подобный генезис жанра, З.Р.Жачемук вполне закономерно находит и стадиально просматривает его непосредственно в адыгском словотворчестве позапрошлого (XIX) и прошлого (XX) веков.
Достаточно детальный и аргументированный разбор текущего контекста присутствует в работе на материале, созданном пером адыгских авторов-просветителей дореволюционного периода (в том числе Адиль-Гирей Кешев (Каламбий), Султан Хан-Гирей, Шора Ногмов). Многочисленные произведения данной группы писателей, «несшей культуру в массы», нацелены на оглашение всевозможных нюансов бытовавшей в социуме тех лет (как и во все другие цивилизованные века) людской этики и морали, что весьма убедительно просматривается на приводимом З.Р.Жачемук подробном дословном сказовом и текстовом этно-материале. Природа лирического в юморе и сатире может показаться весьма косвенной, однако трудно отрицать эмоциональную мотивацию и столь же эмоциональное разрешение вызывающих смех образов и сюжетов. Мишенью сатиры всегда были нравственные категории. Произведения народных поэтов (сказки, песни, поэмы, басни) существенно дополняли национальный фонд русскоязычной литературы, создаваемый в дореволюционный период благодаря творчеству А.-Г.Кешева, И.Цея, Султана Довлет Гирея, Ю.Кази-Бека Ахметукова. К примеру, образы доблестных воинов Кизильбича, героя-рыцаря Казбулака, мстителя-одиночки Хаджи-Абрека в «Черкесских рассказах» Ю.Кази-Бека утверждали общенациональную этику, понятие о долге, чести, добре и зле, храбрости и мужестве, дружбе и верности.
Сравнительное изложение позволяет автору монографии весьма аргументировано и обоснованно сделать текущие выводы о прогрессивности и актуальности развивавшегося тогда в национальной литературе сатирически-обоснованного басенного творчества. Разбирая и ниже обостряя это положение, З.Р.Жачемук выковывает мысль, озаряет ее всевозможные стороны, сопровождает соответствующими выдержками и подходит к совершенно аргументированной констатации. Провозглашает она непосредственно прогресс также и на творчестве других, более поздних адыгских авторов – послереволюционных (Ибрагима Цея, Юсуфа Тлюстена), середины века (Мурата Паранука, Киримизе Жанэ), «исповедальных» 60 – 80-х гг. (Хазрета Ашинова и Сафера Панеша) и даже современных (Ереджиба Мамия и Нальбия Куека). Гуманизм, высокие гражданские чувства, совершенство художественной формы поэтов и прозаиков позволили им занять достойное место в ряду создателей адыгской сатирической литературы и стать примером для последующих авторов, пишущих в юмористическом ключе. Однако при скрупулезном анализе детских произведений М.Паранука обращает на себя внимание и наличие в его поэзии не только традиционных, но и новаторских, этно-окрашенных черт.
Относя данную группу адыгских писателей к сатирически вооруженным авторам, З.Р.Жачемук вполне обоснованно просматривает тенденцию: как в дореволюционные, так в революционные и в послереволюционные годы, что случалось уже в рамках непременного идеологического соцреализма, остаются в силе те же, характерные еще для фольклора и нартского эпоса традиционные персонажи и неизменно насмехающаяся язвительность. Впоследствии, озаряя ратифицируемое в монографии созревание сатирического жанра З.Р.Жачемук переключается на такое же доскональное анализирование данного типа в художественном творчестве более позднего писателя – автора середины прошлого века Хазрета Ашинова. На фоне имеющегося в его средней и малой прозе мягкого лиризма, благодаря умелому и тонкому использованию такого приема, как деталь, становится более глубоким психологический анализ сатирического персонажа. Гиперболизация зачастую не нарушает правдивости рисуемого автором характера и способствует достижению экспрессивного и одновременно комического эффекта. В работе присутствует содержательный анализ непосредственной источниковой субстанции с прямым рассмотрением пласта художественных произведений и с подведением основательных логически обоснованных итогов. Сюжетное же построение комического повествования может обнаружить мастерское владение автором произведения приемом интриги, его способность передать внутреннее состояние героев. Таким образом, несомненна возможность присутствия поэтичности и в этой, якобы сугубо прозаической сфере, – сфере сатиры и юмора. В целом, по постановке проблемы, теоретическому уровню ее  монография отвечает запросам, исполнение которых необходимо для литературоведческих исследований, нацеленных на выявление существующих в современной национальной прозе художественных тенденций.
Таким образом, в современном литературоведении устойчиво имеют место такие активные в  адыгской литературе ХХ в. художественные направления, как то: мифоэпос, фольклорная насыщенность, нартоведение, смехотворчество и т.д. Достаточно устойчивая тенденция к «художественному синтезированию», время от времени дававшая о себе знать в отечественном жанрообразовании, упорно и настойчиво (за небольшим исключением) игнорировалась отечественными исследователями. А возможные последствия жанрового синтеза в контексте концепции личности, с учетом роли фольклора в данном процессе, да еще применительно к столь ограниченному временному периоду, – все это составляет совокупность новых научных положений, которые ранее не были известны и на сегодня не зафиксированы в науке и практике. Подобного рода совокупность уверенно можно считать комплексной проблематикой, обладающей явно выраженной научной новизной.
Столь же коренные аспекты выделяет в своем исследовании и современный адыгский историк, профессор АРИГИ М.Б.Беджанов. В настоящее время завершенная им монография «Северный Кавказ в мировой геополитике» (Майкоп, 2011) была издана и выдвинута на государственную премию Республики Адыгея текущего года. В написании и изложении темы использованы современные методы исследования по созданию исторических трудов. Значение данного труда для народов нашей страны неоценимо. Проблемы, решаемые в данной монографии, не мимолетные и не сиюминутные. Их актуальность повышается особенно остро в наше время, когда «конфликты на национальной почве оказались началом широкого спектра социальных конфликтов…». Обращение к традициям прошлого, к мудрости и незыблемости существовавших веками этических и социальных ориентиров отчетливо прослеживается практически во всех произведениях рецензируемого издания. Объединенные духовной, культурной и исторической общностью, размышления М.Б.Беджанова справедливо не выходят за рамки существующего национально-этнического опыта. И к возникающим в обществе проблемам, актуальным вопросам социума у автора в его работе  прослеживается один подход. Разрешение многих проблем, в настоящее время тревожащих общество, автору видится также в сохранении традиций прошлого, в неизменном следовании накопленному тысячелетиями народному опыту (на котором основаны многие описываемые им народные обычаи), в возрождении высоких общечеловеческих ценностей морали и нравственности, что и провозглашают приводимые здесь документы и факты. 
В 2007 и 2008 гг. в посланиях тогдашнего Президента РФ Федеральному Собранию Российской Федерации было подчеркнуто: «Духовное единство народа и объединяющие нас моральные ценности – это такой же важный фактор развития, как политическая и экономическая стабильность…», акцент был сделан на сохранение национального богатства общества. Духовная ценность определяет то, что наиболее значимо для человека, что ему особенно важно и дорого, на что он ориентируется в своей практической деятельности. В законах и других законодательных актах, по всей видимости, очень сложно прописать основополагающие общенациональные ценности. Право по своим свойствам – такой социальный феномен, который вызван потребностью внести в социальную жизнь нормативные начала, организованность и порядок, основанные на началах социальной свободы, активности и ответственности. По мнению ряда исследователей (которое мы разделяем), различие права и моральных (духовных) ценностей проявляется в том, что нормы права устанавливаются государством, а моральные ценности формируются в сознании людей; нормы права регулируют те отношения, которые нуждаются в правовом регулировании, ценности регулируют поведение, которому можно дать моральную оценку; нормы права закреплены в специальных государственных актах, моральные ценности живут в сознании людей; право обеспечивается принудительной силой государства, ценность опирается на силу общественного мнения.
Причем описываемые М.Б.Беджановым ценности, в отличие от норм права, могут быть предложены или навязаны обществу не в законодательных актах, а в процессе информационно-психологического воздействия на граждан со стороны власти. Поэтому выступления политических лидеров, различные доктринальные документы, возможно, могут и быть теми формами, в которых национальные ценности формулируются и затем транслируются в общественное массовое сознание. В своем программном заявлении «Россия, вперед!» глава государства подчеркнул их ценность. Поэтому высшая российская власть, с одной стороны, готова предлагать такие ценности социуму, которые бы позволили более эффективно управлять как различными общественными процессами внутри него, так и социумом в целом. С другой стороны, высшая российская власть намерена искоренять ценности, которые мешают воздействию на общество. Но слишком могуча и неизбывна вера того, кто сам является представителем горского менталитета, в силу мудрости народной, т.е. хабзэ, что не однажды проявляется в мыслях автора.

Опубл.: Хуако, Ф.Н. Гуманитарии Адыгеи ... 
// Динамика научных исследований: Мат-лы IX Международной научно-практической конференции «Образование и наука без границ-2013». – Т. 31. Филологические науки. Музыка и жизнь. – Прземисл (Чехия): Наука и студия. – 2013. – 102 с. – С. 17-22.

и: ... (электронный ресурс) // STREDOEVROPSKY VESTNIK PRO VEDU A VYZKUM. - Белгород: Изд-во: ООО "Белкнига". – 2015. – Т. 61. – С. 2. – 0,13 п.л.